Уважаемые посетители сайта!

Приглашаем Вас принять участие в обсуждении проекта Плана мероприятий по реализации Стратегии социально-экономического развития Камчатского края до 2030 года

В этом разделе Вы можете оставлять свои замечания и предложения по 1 этапу проект Плана мероприятий по реализации Стратегии .

Свои замечания и предложения по проекту Плана мероприятий можно также направлять в письменном виде в Министерство экономического развития и торговли Камчатского края по адресу: 683040, г. Петропавловск-Камчатский, пл. Ленина, дом № 1.

Вся полученная информация будет обязательно рассмотрена исполнительными органами государственной власти Камчатского края при доработке проекта Плана мероприятий.

Предложения и замечания принимаются до 17 апреля 2018 года.

Если Вам есть что сказать – ждем Ваших сообщений.

Благодарим Вас за неравнодушный подход к будущему нашего края!



Предложение и замечания, содержащие ненормативную лексику не принимаются.

Автор обращения: ЕленаВремя создания: 10 нояб. 2015 в 13:45

Добрый день! Камчатка-уникальное место как для человека, так и для его деятельности, касающейся абсолютно всех сфер жизни. Но, в силу сложившихся обстоятельств, из Камчатского края навсегда улетает большое количество людей ежегодно. И все мы знаем почему. Вдобавок к суровому климату жителю Камчатки ежедневно портят настроение: состояние дорог, пробки, отсутствие инфраструктуры для пешеходов, внешнее состояние жилых и административных зданий,и конечно же,неоправданно высокие цены. Да, Камчатка - отдаленный регион, но китайские товары не самого лучшего качества стоят в десятки раз выше,чем на континентальной части России. Товары российских производителей стоят еще дороже. Но хочу обратить ваше внимание на товары местного производства. Овощи и фрукты из Краснодара стоят на порядок дешевле,чем выращенные на Камчатке, хотя себестоимость товара копеечная,а также нет транспортных затрат. Хочу предложить ввести регулирование наценки на продукты питания. Иногда кажется,что местные магазины и магазинчики, "пользуясь случаем" устанавливают неоправданно высокую наценку. Так, в соседних магазинах г. Елизово, одно и то же печенье стоит 276 и 490 рублей. Напрашивается вопрос: по какой же цене магазин получил товар и сколько он хочет заработать на каждом килограмме товара? Предполагаю,что у соседних магазинов должен быть один и тот же поставщик, отпускающий товар по одинаковой цене. Ситуация с наценкой на одежду также плачевная. При полном отсутствии выбора и качества - цены заоблачные!

Автор обращения: Рафанов Сергей ВладимировичВремя создания: 10 нояб. 2015 в 08:23

1) Раздел проекта Стратегии «Топливно-энергетический комплекс» требует комплексного пересмотра в части прогноза потребления электроэнергии и мощности энергосистемы, топливно-энергетического баланса. Несмотря на то, одной из задач развития энергетики Камчатского края ставиться «модернизация существующих и строительство новых генерирующих мощностей на основе возобновляемых источников энергии: гидроэнергетических, геотермальных, ветроэнергетических», представленный в Стратегии базовый вариант баланса электроэнергии ЦЭУ ОАО «Камчатскэнерго» предполагает опору на использование генерирующих мощностей каскада ГЭС на р. Жупанова, при этом не рассматриваются или не включены альтернативные источники энергообеспечения. Основной упор сделан на проекты крупных ГЭС и невозобновляемые источники (газ). По нашему мнению, раздел Стратегии «Топливно-энергетический комплекс» требует оптимизации за счет проработки вопросов расширения применения геотермальных и ветровых источников энергии 2) В проекте Стратегии в разделе «Топливно-энергетический комплекс» упоминается потенциал углеродного освоения Западно-Камчатского шельфа Охотского моря, однако отсутствует информация по нефтегазовому освоению шельфа Берингова моря. Речь идет о том, что Минприроды РФ направило в правительство документы о передаче ОАО «НК Роснефть» лицензий на разработку нефтяных и газовых месторождений на Ильпинско-Олюторском и Хатырском участках шельфа в западной части Берингова моря (вкл. Карагинский залив). Среди дальневосточных морей РФ данный регион является одним из приоритетных с точки зрения значимости его биоресурсного потенциала и биоразнообразия для рыбопромышленного сектора и экономики страны в целом. В настоящее время акваторию можно отнести к экологически благополучным, обладающим богатейшими биологическими ресурсами районам Мирового океана, с хорошо развитой промышленной их добычей и переработкой. Все добываемые здесь морские биоресурсы имеют естественное происхождение, при этом значительную их часть составляют особо ценные виды рыб и беспозвоночных (лососи, палтусы, сельдь, минтай, крабы и др.). По нашим оценкам экосистемы Ильпинско-Олюторского и Хатырского участков шельфа Берингова моря обеспечивают сырьевую базу Российского морского промысла в размере 0,75 млн. т или 10% всей сырьевой базы Мирового океана, доступной для отечественных рыбаков. Уловы морских видов биоресурсов в данном регионе в последние годы составляют 500-600 тыс. т, что составляет более 15% от вылова в Дальневосточных морях и более 10% общероссийского улова. При этом надо отметить, что в 80-е годы прошлого столетия уловы в этом районе достигали 0,8-1 млн. т. Кроме того уловы тихоокеанских лососей в последние годы в этом районе по нечетным годам достигают 100 тыс. т, составляя не менее 30% российского улова лососей. Нефтегазовое освоение определённо сопряжено с рисками экологического характера, при этом даже на этапе геологоразведки можно ожидать серьезного негативного воздействия на водные биоресурсы. Так, сейсморазведка может привести к гибели молоди рыб, нарушить миграции лососевых во время движения в реки на нерест. В случае реализации этих рисков может быть подорвана экономика рыбохозяйственного использования данной акватории. Горнопромышленный и топливно-энергетический (в части нефтегазового развития шельфа) комплексы находятся в начальных фазах своего развития, и проектом Стратегии предполагается разработка новых месторождений и рост количества горнорудных предприятий. Учитывая, что в крае недостаточно развиты механизмы контроля, мониторинга и предупреждения негативных воздействий на окружающую среду, а также широко распространён подход добывающих компаний, предполагающий экономию финансовых средств за счет недобросовестного выполнения природоохранных мероприятиях при осуществлении производственных процессов, можно прогнозировать значительное увеличение степени негативного воздействия на сырьевую базу рыбной промышленности и, как следствие, снижение в долгосрочной перспективе рыбопромыслового потенциала Камчатского края. На наш взгляд, в такой ситуации необходимо предусмотреть в проекте Стратегии внедрение дополнительного механизма взаимодействия рыбохозяйственного, топливно-энергетического и горнопромышленного комплексов и приоритизации территорий, который позволил бы обеспечить в долгосрочной перспективе снижение негативного техногенного воздействия добычи полезных ископаемых на экономику рыбохозяйственного комплекса.

Автор обращения: Рафанов Сергей ВладимировичВремя создания: 10 нояб. 2015 в 08:20

Комментарии к проекту Стратегии социально-экономического развития Камчатского края до 2030 года Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Всемирный фонд природы (WWF) России рассмотрел проект Стратегии социально-экономического развития Камчатского края до 2030 года (далее – проект Стратегии), размещенный на сайте Правительства Камчатского края (www.kamgov.ru). В проекте Стратегии одним из ключевых факторов, способствующих выполнению задач социально-экономической политики в регионе, обозначен природный капитал. WWF России поддерживает виденье Правительства Камчатского края, что генеральной целью социально-экономического развития должна стать «опора на уникальные природные богатства региона», что и декларируется в Стратегии в качестве одного из основных преимуществ, позволяющих сформировать «эффективную, конкурентоспособную и экологически ориентированную» модель развития экономики. Обозначенный подход предполагает меры по предотвращению снижения и последующего повышения качества природного капитала, за счет которого планируется устойчивое социально-экономическое развитие. Представленная в проекте Стратегии система приоритетных направлений развития края в отдельных случаях затрудняет создание таких условий и по ряду направлений способствует возникновению конфликта интересов относительно экономической целесообразности использования природного капитала между различными категориями природопользователей - рыбохозяйственный, топливно-энергетический, туристско-рекреационный и горнопромышленный комплексы. В силу специфики природно-климатических, инженерно-геологических и ландшафтных условий региона часть обозначенных в Стратегии потенциальных точек роста указанных секторов располагается на смежных или одних и тех же территориях, что препятствует их одновременному устойчивому развитию без негативных экологических последствий. При таком подходе неизбежна ситуация роста одного сектора за счет издержек другого. В связи с этим необходимо совершенствовать механизм планирования и приоритизации, помогающий соблюсти баланс интересов различных отраслей и выявить наилучший сценарий развития региона с позиций экономической, социальной и экологической целесообразности. Без такого механизма утверждение о том, что «экологическая ситуация на территории Камчатского края в ходе реализации Стратегии улучшится» представляется необоснованным. В проекте Стратегии в качестве механизма обеспечения экологически ориентированного роста экономики и решения социально-экономических задач, среди прочего, предложено «применение стратегической экологической оценки при принятии планов и программ, реализация которых может оказать воздействие на окружающую среду». В случае реального использования данного инструмента это является несомненным преимуществом, в том числе для повышения инвестиционной привлекательности Камчатского края. На наш взгляд, стратегическую экологическую оценку (далее - СЭО) необходимо использовать на текущем этапе планирования социально-экономического развития для заблаговременного предупреждения конфликтных ситуаций между секторами хозяйственной деятельности и снижения негативных экономических и экологических последствий этих конфликтов. В связи с этим предлагаем Вам рассмотреть возможность проведения СЭО проекта Стратегии социально-экономического развития Камчатского края в 2016 года. WWF России готов оказать посильную методологическую и иную поддержку. При нашем участии аналогичные работы уже реализуются на территории Российской Федерации, в частности в 2014 году Правительство Забайкальского края объявило о проведении СЭО региональной Стратегии социально-экономического развития (http://минприр.забайкальскийкрай.рф). Более подробная информация о проведении СЭО представлена в Приложении 1. На наш взгляд, раздел проекта Стратегии «Рыбохозяйственный комплекс» требует доработки в части касающейся развития внешнеторгового потенциала, перспектив рыбоводства и сохранения сырьевой базы рыбной промышленности. Подробные предложения и комментарии представлены в Приложении 2. Раздел проекта Стратегии «Топливно-энергетический комплекс» требует комплексного пересмотра в части прогноза потребления электроэнергии и мощности энергосистемы, топливно-энергетического баланса. Несмотря на то, одной из задач развития энергетики Камчатского края ставиться «модернизация существующих и строительство новых генерирующих мощностей на основе возобновляемых источников энергии: гидроэнергетических, геотермальных, ветроэнергетических», представленный в Стратегии базовый вариант баланса электроэнергии ЦЭУ ОАО «Камчатскэнерго» предполагает опору на использование генерирующих мощностей каскада ГЭС на р. Жупанова, при этом не рассматриваются или не включены альтернативные источники энергообеспечения. Основной упор сделан на проекты крупных ГЭС и невозобновляемые источники (газ). По нашему мнению, раздел Стратегии «Топливно-энергетический комплекс» требует оптимизации за счет проработки вопросов расширения применения геотермальных и ветровых источников энергии С уважением, Руководитель Камчатского-Берингийского экорегионального отделения С. В. Рафанов Всемирного фонда природы (WWF России) ПРИЛОЖЕНИЕ 2 РЫБОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС 1. Внешняя торговля Одной из приоритетных задач развития рыбохозяйственного комплекса Камчатского края заявлено «укрепление позиций Камчатского края на мировом рынке продукции рыбохозяйственного комплекса, развитие внешней торговли рыбными товарами высокой степени переработки» (стр. 42). Логично предположить, что в данном случае речь, в том числе, идет о расширении рынков сбыта и увеличении объемов экспорта продукции камчатских производителей на премиальные зарубежные рынки – Япония, США, Канада, страны ЕС. При разработке плана действий по выполнению данной задачи предлагаем учесть опыт дальневосточных, в том числе и камчатских, рыбопромышленных компаний по выводу своей продукции на премиальные зарубежные рынки. Несмотря на стабильно высокий спрос на мировом рынке на дальневосточную рыбопродукцию, уровень закупочных цен не всегда отвечает ожиданиям рыбопромышленных компаний. Как правило, готовность покупателей заключать контракты на более выгодных для рыбопромышленных компаний условиях, сопровождается дополнительными требованиями не только к качеству сырья, но и к качеству промысла. Данные требования обязывают рыбодобывающие компании, желающие работать на таких рынках, подтверждать соответствие данным требованиям прохождением экологической сертификации по международным стандартам. Речь идет не о сертификации качества продукции, а о сертификации качества промысла – насколько промысел является устойчивым, т.е., с одной стороны, удовлетворяет современный спрос на рыбную продукцию, а с другой – позволяет сохранить рыбные ресурсы на таком уровне, чтобы ими могли в полной мере пользоваться и будущие поколения. На сегодняшний день существует много систем экологической сертификации рыбных промыслов, среди которых сертификация Морского Попечительского Совета - Marine Stewardship Council (далее по тексту - MSC) является самой авторитетной в мире и заслуженно пользуется доверием покупателей рыбопродукции. Именно поэтому в ответ на требования рынка ряд дальневосточных промыслов либо уже сертифицированы (промысел нерки камчатских компаний ООО «Витязь-Авто» и ООО «Дельта», промысел минтая отдельных камчатских предприятий, входящих в «Ассоциацию добытчиков минтая»), либо проходят сертификацию по стандартам MSC (ярусный промысел камчатских предприятий, входящих в «Ассоциацию ярусного промысла», промысел тихоокеанских лососей на нескольких реках Западной Камчатки). Задача MSC состоит в использовании программы сертификации рыбопромысловых компаний и экомаркировки для внесения вклада в дело охраны Мирового океана посредством признания и поощрения экологически ответственной практики рыболовства, влияния на выбор людей и компаний при приобретении морепродуктов и работы с партнерами над переводом рынка морепродуктов на устойчивую основу. В основе стандартов MSC лежат международный передовой опыт в области управления и общепризнанная база научных знаний. Стандарты базируются на Кодексе ведения ответственного рыболовства ФАО, Соглашении ООН по рыбным запасам, Конвенции ООН по морскому праву, всемирном руководстве по контролю над приловом ФАО и др. Стандарты устойчивого рыболовства MSC предусматривают проведение оценки экологичности рыбопромысловых компаний независимыми органами по сертификации по таким показателям, как устойчивость специализированного промысла вида, влияние промысла на экосистему (прилов, воздействие промысла на местообитания, взаимодействие с охраняемыми видами) и система управления промыслом. Система оценки MSC подходит для любых рыбопромысловых компаний, независимо от масштабов их деятельности, интенсивности вылова рыбы, географии и используемых орудий лова, за исключением ядовитых или взрывчатых веществ. Как правило, MSC-сертифицированная рыбопромышленная компания получает выгоду в форме премиальной наценки за реализуемую продукцию, заключения долгосрочных контрактов, улучшения репутации, участия в кампаниях продвижения морепродуктов в розничных сетях, выхода на рынки высокоразвитых стран, например ЕС, а также сочетания всех вышеперечисленных преимуществ. Так, например, продукция из нерки с MSC-сертифицированных промыслов закупается японскими ритейлерами с 10-15% надбавкой по сравнению с продукцией несертифицированных поставщиков. Процедура оценки на соответствие стандартам MSC носит всесторонний и публичный характер. Сама оценка проводится не MSC, а компанией-сертификатором и, как правило, занимает от 12 до 18 месяцев, в зависимости от активности участия заинтересованных сторон и сложности промысла. В случае успешного завершения этого процесса компании выдается сертификат, который действует в течение пяти лет. При этом она подвергается ежегодному мониторингу и аудиту с целью регулярного подтверждения соответствия стандартам MSC. Обычно рыбопромысловым компаниям предписывается улучшить свои показатели в тех или иных сферах деятельности в установленные сроки. В контексте актуализации рыбохозяйственного компонента проекта Стратегии рассмотрение добровольной сертификации рыбных промыслов по международным экологическим стандартам может быть крайне полезным, а в некоторых случаях единственным инструментом выполнения задачи расширения внешнеэкономических и внешнеторговых связей и выхода на премиальные рынки. 2. Рыбоводство Развитие рыбохозяйственного комплекса предполагает планы по масштабному развитию пастбищной аквакультуры, в том числе строительство большого количества лососевых рыбоводных заводов (ЛРЗ) за счет частных инвестиций. На наш взгляд реализация данных планов требует тщательного технико-экономического и экологического обоснования. Проектом Стратегии предусматривается «…строительство лососевых рыбоводных заводов за счет средств частных инвесторов (пастбищное рыбоводство)…», т.е. развитие товарного рыбоводства, направленного на получение прибыли. При этом не учитывается опыт развития ЛРЗ по программе «Искусственное воспроизводство», финансируемой из государственного бюджета, целью которой является сохранение и воспроизводство лососевых пород рыб. Экономический анализ государственных ЛРЗ показывает, что частные ЛРЗ с высокой долей вероятности будут убыточны, и их развитие приведет к увеличению промыслового пресса на естественные популяции. Недостаточно эффективная система управления и контроля лососевого промысла, массовое браконьерство на нерестовых реках, сокращение и ухудшение качества среды обитания – далеко не полный перечень антропогенных угроз анадромным лососям Дальневосточного бассейна России. В связи с этим особое значение приобретают сейчас вопросы долгосрочного сохранения и разумного использования водных биологических ресурсов (ВБР) и, прежде всего, сбережение наименее затронутых человеком и богатейших в мире по численности и биологическому разнообразию популяций лососей Камчатки. Одним из самых популярных, но не всегда оправданных (и далеко не дешевых) методов компенсации потерь местообитаний и восполнения численности лососей в мире и в России является развитие системы лососевых рыбоводных заводов (ЛРЗ). Сейчас в Северной Пацифике действуют свыше 700 рыбоводных заводов, из которых около половины приходится на Японию, около 300 в Северной Америке и около 50 расположены на территории России. Ежегодный выпуск молоди составляет свыше 5 миллиардов особей. Официальной целью развития пастбищного лососеводства в России считается увеличение промысловых запасов, а значит – рост уловов, доходов и другие составляющие экономического роста. Эксперты, оценивающие эффективность ЛРЗ, показали, что способность дать хороший возврат продукции еще не означает его рентабельность. Однако вопросы рентабельности ЛРЗ практически не обсуждаются всерьез, поскольку финансирование деятельности всегда считалось задачей государства и было бюджетным. В случае частных инвестиций разработчиками закона «Об аквакультуре» предлагается следующая оценка прибыли от пастбищного лососеводства. В акте выпуска молоди указывают количество выпущенных «объектов аквакультуры» и рассчитанный по утвержденной методике «объем подлежащих изъятию объектов аквакультуры», который и станет продукцией завода. Утвердить методику расчетов обязан уполномоченный орган, заинтересованный в развитии аквакультуры, поэтому, не исключено, что он сделает эти расчеты максимально благоприятными для инвестора. Предлагаемая схема может работать на реальное развитие экономики отрасли только в том случае, когда ЛРЗ стоит или на непромысловой реке, или на реке, все участки на которой принадлежат одному владельцу. При таких условиях владелец ЛРЗ получит улов, только если создаст промысловое стадо, а если не сможет этого сделать, будет вынужден закрыть убыточное производство. Это высокорисковая инвестиция, никто не даст гарантию, что производство окажется рентабельным. Никакие манипуляции с расчетами и методиками не изменят простого факта отсутствия рыбы в реке, и ЛРЗ вынужден будет закрыться. Практически все другие варианты определения участков под пастбищное лососеводство таят в себе опасность для здорового развития отрасли. Рассмотрим общий случай – когда участки под ЛРЗ будут выделятся в речных бассейнах со здоровыми промысловыми популяциями лососевых или многочисленными пользователями. Например, ЛРЗ работает в одном из пустых притоков крупной промысловой реки со множеством пользователей. В этом случае неизбежно возникнут проблемы: конкуренция ЛРЗ и других пользователей за возврат, воздействие на дикие популяции (смешение при вылове «объектов аквакультуры» с дикой рыбой, в результате чего может произойти перелов дикой), перехват продукции ЛРЗ другими промыслами и др. С учетом того, что оценка эффективности работы рыбоводных заводов будет вестись по объемам выпуска молоди, а не возврату производителей, объективно оценить эффективность и рентабельность завода в такой ситуации очень сложно, для этого потребуется несколько лет кропотливой и дорогостоящей работы, которую пока неясно, кто будет финансировать и выполнять. Очевидно, что инвесторы любыми доступными способами будут защищать свои вложения, а это привнесет в систему принятия решений «коррупционную составляющую» и может исключить экономические законы из пастбищного лососеводства – возникнут «вечно живые» нерентабельные ЛРЗ, которые станут инструментом получения квоты на вылов дикого лосося. Помимо опасений экономического характера, нельзя забывать об экологической стороне вопроса. Планирование строительства ЛРЗ ведется зачастую без учета последствий для природных популяций лососей, состояния речных и прибрежных экосистем, эпизоотической обстановки. Эти проблемы были озвучены на последнем заседании ДВНПС (Дальневосточный научно-промысловый совет) 30 октября 2015 года при оценке эффективности сахалинских ЛРЗ. Если нерентабельное и\или неэффективное ЛРЗ работает в бассейне реки со здоровой популяцией тихоокеанских лососей, пресс на эту самую популяцию увеличивается: если до открытия ЛРЗ в том или ином бассейне имело место, например, только промышленное рыболовство, то с открытием ЛРЗ добавляются еще два фактора – ежегодное изъятие производителей для обеспечения закладки икры, и ежегодное изъятие дикой рыбы под видом вылова «объектов аквакультуры»; последнее обусловлено отсутствием системы постоянного мониторинга искусственно созданных стад и недостаточно развитой программы мечения. По мнению WWF охрана естественных нерестилищ, путей миграций рыб и борьба с браконьерством тихоокеанских лососей, особенно в Камчатском крае, должна рассматриваться как более приоритетное направление, чем пастбищная аквакультура. К сожалению, в последних руководящих документах этим вопросам не уделяется должное внимание. Создается опасная иллюзия, что искусственное воспроизводство может подменить естественное. Ошибочность этого подхода уже доказана мировым опытом. 3. Рыбопромысловый потенциал В тексте проекта Стратегии не представлены механизмы, которые позволили бы обеспечить бесконфликтное развитие рыбохозяйственного, топливно-энергетического и горнопромышленного комплексов. Стратегией предполагается масштабное развитие всех указанных отраслей. На сегодняшний день собран большой объем данных об имеющихся и возможных экологических последствиях работы горнодобывающих предприятий в части воздействия на рыбопромысловый потенциал отдельных рек, а также известны существенные риски при нефтегазовом освоении камчатских шельфов. На Агинском ГОК за многолетний период наблюдений было отобрано и выполнено исследование множества проб воды, бентоса и донных отложений, анализ которых выявил существенное превышение установленных нормативов по содержанию в водоемах металлов и ущерб кормовой базе водоемов. Современная плотность населения молоди лососевых рыб сократилась почти на 2 порядка и не превышает 0,25 экз./м2. При существующем уровне загрязнения реки тяжелыми металлами и взвешенными веществами (при сбросах - более 1500 мг/л) устойчивый нагул молоди и нерест производителей лососей в основном русле р. Ага физиологически неэффективен и едва ли возможен, существенно подорвана кормовая база. К настоящему времени р. Ага как нагульно-нерестовый лососевый водоток существенно деградировал, а сточные воды, поступающие из р. Ага в р. Копылье и в р. Ича, оказывают негативное воздействие на её водную биоту и способствуют ухудшению экологического состояния бассейна реки. Воздействие Шанучского ГОК на водотоки, так же как и в случае с Агинским ГОК, вышло за рамки нормативного, но здесь загрязнение носит пока локальный характер и не оказывает влияния на повышение уровня загрязнения р. Ича тяжелыми металлами. Связано это, в первую очередь с тем, что Шанучский ГОК, в отличие от Агинского, проектировался с учетом приоритетов экологической безопасности размещения и локализации производственных объектов - предусматривалось использование естественных буферных зон (болот), благоприятных форм рельефа и особенностей местности (отдаленность основных объектов предприятия от водотоков и т.д.). Однако, эти положительные моменты стремительно нивелируются, и если на этом месторождении не принять меры, то ситуация может развиться по аналогии с Агинском ГОК, где ситуация с загрязнением давно вышла из под контроля производственных и природоохранных служб предприятия. Лососевая экосистема бассейна реки Вывенка, некогда одной из богатейших лососевых рек края и едва ли не богатейшей лососевой реки Корякии, частично деградировала в зоне воздействия отработанных и эксплуатируемых в настоящее время месторождений платины. В частности, подходы лососей на нерест на отдельные участки речной системы сократились на 1-2 порядка. Следует признать, что даже с учетом того факта, что 80% бассейнового нерестового фонда находится за пределами зоны воздействия добычных участков (отработанных и отрабатываемых месторождений), лососевая продуктивность бассейна реки Вывенка в настоящее время ниже своих потенциальных возможностей. Не менее проблемная ситуация складывается на Асачинском ГОК, где в 2013 и 2015 гг. фиксировался сброс шлама в реку Вичаевскую, в которой по результатам мониторинга в 2015 г., в отличие от ситуации 2013 г, не обнаружено никакой рыбы: ни мальков, ни взрослых особей-производителей. В 2015 году там же зафиксирован сброс штольных вод в ручей "Семейный"; по имеющимся в КамчатНИРО сведениям, разрешения на сброс сточных вод в реки и ручьи Асачинский ГОК не имеет. Проектные решения при строительстве и эксплуатации опытно-промышленного производства по добыче и переработке золотосодержащих руд участков «БАМ» и «Хомут» Озерновского месторождения также вызывают много вопросов и опасений. Месторождение расположено на юге Карагинского района, в верховьях рек Озерная-Восточная (верховья реки Левая Озерная) и Ука (верховья реки Правая Ука и ее правого притока реки Переваловая). Под техногенное воздействие проектируемого горнометаллургического комплекса (ГМК) попадают два ценнейших лососевых рыбопромысловых бассейна. По информации ФГУП КамчатНИРО реки Озерная и Ука обеспечивают до 9,5% уловов тихоокеанских лососей Карагинской подзоны и составляют около 3,7% нерестового фонда всей подзоны. Удельная рыбопродуктивность естественных нерестилищ тихоокеанских лососей (нерки, кеты и кижуча) в бассейне реки Озерная, особенно р. Левая Озерная в районе Озерновского рудного поля, имеет один из самых высоких показателей среди рек Восточного побережья Камчатки. При такой рыбопромысловой значимости технологические решения, предлагаемые ОАО «СиГМА» для проектов строительства золотоизвлекательной фабрики и площадки хвостохранилища, а также эксплуатации месторождения и охраны водных объектов не являются экологически проработанными в необходимой степени. При их реализации высока вероятность потери лососевого ресурса бассейна реки Озерная, что нанесет серьезный ущерб для рыбохозяйственного комплекса Камчатского края . В проекте Стратегии в разделе «Топливно-энергетический комплекс» упоминается потенциал углеродного освоения Западно-Камчатского шельфа Охотского моря, однако отсутствует информация по нефтегазовому освоению шельфа Берингова моря. Речь идет о том, что Минприроды РФ направило в правительство документы о передаче ОАО «НК Роснефть» лицензий на разработку нефтяных и газовых месторождений на Ильпинско-Олюторском и Хатырском участках шельфа в западной части Берингова моря (вкл. Карагинский залив). Среди дальневосточных морей РФ данный регион является одним из приоритетных с точки зрения значимости его биоресурсного потенциала и биоразнообразия для рыбопромышленного сектора и экономики страны в целом. В настоящее время акваторию можно отнести к экологически благополучным, обладающим богатейшими биологическими ресурсами районам Мирового океана, с хорошо развитой промышленной их добычей и переработкой. Все добываемые здесь морские биоресурсы имеют естественное происхождение, при этом значительную их часть составляют особо ценные виды рыб и беспозвоночных (лососи, палтусы, сельдь, минтай, крабы и др.). По нашим оценкам экосистемы Ильпинско-Олюторского и Хатырского участков шельфа Берингова моря обеспечивают сырьевую базу Российского морского промысла в размере 0,75 млн. т или 10% всей сырьевой базы Мирового океана, доступной для отечественных рыбаков. Уловы морских видов биоресурсов в данном регионе в последние годы составляют 500-600 тыс. т, что составляет более 15% от вылова в Дальневосточных морях и более 10% общероссийского улова. При этом надо отметить, что в 80-е годы прошлого столетия уловы в этом районе достигали 0,8-1 млн. т. Кроме того уловы тихоокеанских лососей в последние годы в этом районе по нечетным годам достигают 100 тыс. т, составляя не менее 30% российского улова лососей. Нефтегазовое освоение определённо сопряжено с рисками экологического характера, при этом даже на этапе геологоразведки можно ожидать серьезного негативного воздействия на водные биоресурсы. Так, сейсморазведка может привести к гибели молоди рыб, нарушить миграции лососевых во время движения в реки на нерест. В случае реализации этих рисков может быть подорвана экономика рыбохозяйственного использования данной акватории. Горнопромышленный и топливно-энергетический (в части нефтегазового развития шельфа) комплексы находятся в начальных фазах своего развития, и проектом Стратегии предполагается разработка новых месторождений и рост количества горнорудных предприятий. Учитывая, что в крае недостаточно развиты механизмы контроля, мониторинга и предупреждения негативных воздействий на окружающую среду, а также широко распространён подход добывающих компаний, предполагающий экономию финансовых средств за счет недобросовестного выполнения природоохранных мероприятиях при осуществлении производственных процессов, можно прогнозировать значительное увеличение степени негативного воздействия на сырьевую базу рыбной промышленности и, как следствие, снижение в долгосрочной перспективе рыбопромыслового потенциала Камчатского края. На наш взгляд, в такой ситуации необходимо предусмотреть в проекте Стратегии внедрение дополнительного механизма взаимодействия рыбохозяйственного, топливно-энергетического и горнопромышленного комплексов и приоритизации территорий, который позволил бы обеспечить в долгосрочной перспективе снижение негативного техногенного воздействия добычи полезных ископаемых на экономику рыбохозяйственного комплекса.

Автор обращения: Рафанов Сергей ВладимировичВремя создания: 10 нояб. 2015 в 08:18

Комментарии к проекту Стратегии социально-экономического развития Камчатского края до 2030 года Всемирный фонд природы (WWF) России рассмотрел проект Стратегии социально-экономического развития Камчатского края до 2030 года (далее – проект Стратегии), размещенный на сайте Правительства Камчатского края (www.kamgov.ru). В проекте Стратегии одним из ключевых факторов, способствующих выполнению задач социально-экономической политики в регионе, обозначен природный капитал. WWF России поддерживает виденье Правительства Камчатского края, что генеральной целью социально-экономического развития должна стать «опора на уникальные природные богатства региона», что и декларируется в Стратегии в качестве одного из основных преимуществ, позволяющих сформировать «эффективную, конкурентоспособную и экологически ориентированную» модель развития экономики. Обозначенный подход предполагает меры по предотвращению снижения и последующего повышения качества природного капитала, за счет которого планируется устойчивое социально-экономическое развитие. Представленная в проекте Стратегии система приоритетных направлений развития края в отдельных случаях затрудняет создание таких условий и по ряду направлений способствует возникновению конфликта интересов относительно экономической целесообразности использования природного капитала между различными категориями природопользователей - рыбохозяйственный, топливно-энергетический, туристско-рекреационный и горнопромышленный комплексы. В силу специфики природно-климатических, инженерно-геологических и ландшафтных условий региона часть обозначенных в Стратегии потенциальных точек роста указанных секторов располагается на смежных или одних и тех же территориях, что препятствует их одновременному устойчивому развитию без негативных экологических последствий. При таком подходе неизбежна ситуация роста одного сектора за счет издержек другого. В связи с этим необходимо совершенствовать механизм планирования и приоритизации, помогающий соблюсти баланс интересов различных отраслей и выявить наилучший сценарий развития региона с позиций экономической, социальной и экологической целесообразности. Без такого механизма утверждение о том, что «экологическая ситуация на территории Камчатского края в ходе реализации Стратегии улучшится» представляется необоснованным. В проекте Стратегии в качестве механизма обеспечения экологически ориентированного роста экономики и решения социально-экономических задач, среди прочего, предложено «применение стратегической экологической оценки при принятии планов и программ, реализация которых может оказать воздействие на окружающую среду». В случае реального использования данного инструмента это является несомненным преимуществом, в том числе для повышения инвестиционной привлекательности Камчатского края. На наш взгляд, стратегическую экологическую оценку (далее - СЭО) необходимо использовать на текущем этапе планирования социально-экономического развития для заблаговременного предупреждения конфликтных ситуаций между секторами хозяйственной деятельности и снижения негативных экономических и экологических последствий этих конфликтов. В связи с этим предлагаем Вам рассмотреть возможность проведения СЭО проекта Стратегии социально-экономического развития Камчатского края в 2016 года. WWF России готов оказать посильную методологическую и иную поддержку. При нашем участии аналогичные работы уже реализуются на территории Российской Федерации, в частности в 2014 году Правительство Забайкальского края объявило о проведении СЭО региональной Стратегии социально-экономического развития (http://минприр.забайкальскийкрай.рф). Более подробная информация о проведении СЭО представлена в Приложении 1. На наш взгляд, раздел проекта Стратегии «Рыбохозяйственный комплекс» требует доработки в части касающейся развития внешнеторгового потенциала, перспектив рыбоводства и сохранения сырьевой базы рыбной промышленности. Подробные предложения и комментарии представлены в Приложении 2. Раздел проекта Стратегии «Топливно-энергетический комплекс» требует комплексного пересмотра в части прогноза потребления электроэнергии и мощности энергосистемы, топливно-энергетического баланса. Несмотря на то, одной из задач развития энергетики Камчатского края ставиться «модернизация существующих и строительство новых генерирующих мощностей на основе возобновляемых источников энергии: гидроэнергетических, геотермальных, ветроэнергетических», представленный в Стратегии базовый вариант баланса электроэнергии ЦЭУ ОАО «Камчатскэнерго» предполагает опору на использование генерирующих мощностей каскада ГЭС на р. Жупанова, при этом не рассматриваются или не включены альтернативные источники энергообеспечения. Основной упор сделан на проекты крупных ГЭС и невозобновляемые источники (газ). По нашему мнению, раздел Стратегии «Топливно-энергетический комплекс» требует оптимизации за счет проработки вопросов расширения применения геотермальных и ветровых источников энергии С уважением, Руководитель Камчатского-Берингийского экорегионального отделения С. В. Рафанов Всемирного фонда природы (WWF России) ПРИЛОЖЕНИЕ 1 СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА В проекте Стратегии в разделе 2.3.12. СФЕРА БЕЗОПАСНОСТИ, ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ (стр. 135) в качестве одного из механизмов обеспечения экологически ориентированного роста экономики и решения социально-экономических задач предложено «применение стратегической экологической оценки при принятии планов и программ, реализация которых может оказать воздействие на окружающую среду». На наш взгляд, механизм стратегической экологической оценки (далее - СЭО) целесообразно использовать на более ранних этапах планирования социально-экономического развития для заблаговременного предупреждения конфликтных ситуаций между секторами хозяйственной деятельности и снижения негативных экономических последствий этих конфликтов. Всемирный фонд природы (WWF) России предлагает Правительству Камчатского края провести СЭО в отношении Стратегии социально-экономического развития Камчатского края до 2030 года. СЭО – это упреждающая оценка вероятных экологических и социально-экономических последствий реализации стратегических решений: планов, программ развития региона или отрасли. СЭО представляет собой систему подходов, направленных на внедрение экологических соображений в политики, планы и программы и оценку их взаимосвязи с экономическими и социальными соображениями. СЭО проводится в отношении планов и программ, которые разрабатываются для сельского хозяйства, лесоводства, рыболовства, энергетики, промышленности, включая горную добычу, транспорт, региональное развитие, управление отходами, водное хозяйство, телекоммуникации, туризм, планирование развития городских и сельских районов или землепользования, и которые определяют основу для выдачи в будущем разрешений на реализацию проектов, требующих оценки воздействия на окружающую среду в соответствии с национальным законодательством. В ряде стран СЭО используется для экологической оптимизации пространственных планов – от локального до национального уровня, зонирования территорий по видам перспективного использования (например, выделения кластеров промышленного развития, транспортных коридоров, энергетических коридоров и т.п.). Целью СЭО является обеспечение высокого уровня охраны окружающей среды путем тщательного учета экологических, экономических и социальных вопросов. Применение СЭО не только является важным фактором обеспечения охраны окружающей среды при реализации крупных инфраструктурных, региональных или отраслевых проектов и программ, но и позволяет улучшить инвестиционный климат. Проведение СЭО является обязательным в ряде стран в соответствии с принятыми международными документами: • Директивой Европейского Парламента 2001/42/ЕС об оценке воздействия некоторых программ и планов на окружающую среду (2001) и гармонизированными с ней национальными законодательными актами; • Протоколом (Киев, 2003) по стратегической экологической оценке к Конвенции Европейской Экономической Комиссии ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Эспо, 1991). В соответствии с поручением Президента РФ Д.А. Медведева от 27 мая 2010 года по итогам Президиума Госсовета Российской Федерации Россия должна ратифицировать Конвенцию Эспо вместе с Киевским Протоколом по стратегической экологической оценке. Помимо этого, Президентом были даны поручения по созданию необходимой нормативной правовой базы для применения стратегической экологической оценки и проведению ОВОС в соответствии с требованиями международных финансовых институтов. В утвержденных 30 апреля 2012 года Президентом РФ «Основах государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года» при решении задачи совершенствования нормативно-правового обеспечения охраны окружающей среды и экологической безопасности предусматривается создание нормативно-правовой базы для внедрения и применения стратегической экологической оценки при принятии планов и программ, реализация которых может оказать воздействие на окружающую среду. Отсутствие на федеральном уровне проработанной правовой базы в Российской Федерации тем не менее не означает невозможность проведения СЭО для отдельных регионов. Напротив, пилотные проекты в масштабе отдельных субъектов Федерации создают важный прецедент, позволяя развить методическую базу и, в конечном итоге, станут основой для СЭО в масштабах страны. Так, например, Губернатор и Правительство Забайкальского края, осознавая важность экологических оценок для устойчивого развития территории, поддержали идею пилотной реализации СЭО в этом регионе. Постановка задачи В целях развития стратегического планирования, актуализации приоритетов и направлений развития, определения действенных механизмов и инструментов экономического и социального развития Правительством Камчатского края проводится актуализация Стратегии социально-экономического развития Камчатского края на период до 2030 года (далее – Стратегия). Стратегия ориентирована на реализацию сценария сбалансированного развития и предусматривает выделение стратегической оси развития Камчатского края с наложением на нее опорных инвестиционных проектов, с формированием поясов развития и мультипликативного влияния на развитие территорий края для обеспечения перехода от «точек роста» к пространству развития. Стратегией предусматривается опережающее развитие края за счет структурных преобразований в составе отраслей специализации региональной экономики, связанных с внедрением и переходом к новым производственным технологиям в горнодобывающей промышленности, обрабатывающих производствах, строительстве, рыбопромышленности, сельском хозяйстве, топливно-энергетическом секторе, лесозаготовках, использование современного оборудования. Предполагается повышение производительности труда и экономической эффективности за счет технического перевооружения и модернизации предприятий в традиционных и связанных с ними отраслях. Очевидно, что обеспечить сбалансированное развитие региона можно только с учетом экологических аспектов намечаемых изменений, а наиболее адекватным инструментом для экологической оптимизации Стратегии, а также и территориального плана Камчатского края является стратегическая экологическая оценка. Цель и назначение СЭО: Анализ вариантов социально-экономического развития Камчатского края с позиций возможных экологических и социально-экономических последствий и выработка рекомендаций по наиболее приемлемым вариантам развития, а также определение ключевых факторов (в том числе экологических и социально-экономических), ограничений и преимуществ, которые в дальнейшем необходимо учесть при разработке программ социально-экономического развития Камчатского края. Объекты СЭО: • Стратегия социально-экономического развития Камчатского края на период до 2030 года; • Схема территориального планирования Камчатского края. Географические границы и сроки СЭО СЭО программы развития Камчатского края подразумевает эколого-экономическую оценку для территории Камчатского края. Горизонт планирования принимается равным 15 годам (до 2030 года). Срок проведения СЭО – 1 год. Процесс оценки носит поэтапный характер с непрерывным анализом полученных результатов и корректировкой предыдущих этапов работы: 1. Установление контекста для СЭО • Определить заинтересованные в процессе планирования стороны и подготовить план коммуникации; • Определить существующие законодательные, нормативно-правовые рамки СЭО; • Совместно со всеми заинтересованными сторонами определить целевые показатели социально-экономического развития, сформировать общее видение экологических, экономических и социальных проблем, определить альтернативы; • Определить перечень параметров СЭО; • Сформировать набор инструментов и показателей СЭО, включая количественные индикаторы уровня экологический нагрузки на окружающую среду в расчете на единицу экономического и/или социального результата; • Разработать детальную программу и план-график СЭО. Задачи по подготовке СЭО в рамках этапа 1: • Создание рабочей группы и назначение координатора/менеджера по СЭО. • Подготовка технического задания по выполнению СЭО . • Уточнение и подтверждение совместно с партнерами и заинтересованными сторонами конкретных целей и задач СЭО в увязке с целями социально-экономического развития. • Создание ресурсного потенциала и составление плана коммуникации по СЭО. • Определение охвата СЭО. • Определение степени соответствия целей социально-экономического развития существующим целям (экология или иное) органов государственного управления региона. • Получение от Правительства Камчатского края целевых показателей социально-экономического развития края и сценариев их достижения. • Определение четких и осуществимых сроков реализации. • Согласование необходимой документации. • Определение источников финансирования. • Объявление начала процесса планирования; обеспечение согласования основными заинтересованными сторонами проблематики, целей, альтернатив и мер контроля качества. 2. Выполнение СЭО • Сбор фондовых данных о состоянии окружающей среды, населении и социально-экономическом развитии края. В качестве информационной основы использовать материалы государственной статистики по Камчатскому краю, включая материалы Докладов по состоянию окружающей среды края, опубликованные и фондовые картографические материалы. Сформировать геоинформационную систему (на базе ArcGIS или MapInfo), объединив в ней собранный фактический материал. Принять в качестве рабочего масштаб картографических материалов 1:1 000 000. • Анализ собранных материалов, на этой основе - зонирование территории по степени техногенной нарушенности, чувствительности экосистем к воздействиям, экологическим и социальным ограничениям. Выявить основные существующие экологические проблемы, оценить их значимость. • Анализ вероятных экологических и социальных последствий развития промышленных кластеров, предусмотренных проектом Стратегии социально-экономического развития Камчатского края, также включая, но не ограничиваясь:  развитие транспортной инфраструктуры;  развитие энергетики, в т.ч. альтернативные варианты энергоснабжения, использование возобновляемых источников энергии;  развитие систем сбора и переработки отходов;  развитие сети ООПТ;  развитие сельского и лесного хозяйства. • В процессе проведения предварительной оценки и определения сферы охвата планируемой СЭО целесообразно рассмотреть все существующие и потенциально реализуемые альтернативные варианты и определить, какие из альтернатив будут рассмотрены в дальнейшем при выполнении СЭО:  альтернативные цели и приоритеты программы;  альтернативные варианты деятельности;  альтернативные условия осуществления (меры для достижения максимального положительного эффекта и сведения к минимуму отрицательных воздействий). При этом важно отметить, что, так как объектом оценки будет стратегия социально-экономического развития, то целесообразно рассмотреть ее альтернативные цели и приоритеты. Для всех альтернативных вариантов описываются фоновые условия, проводится оценка воздействия, выявляются природоохранные ограничения, проводится выявление потенциально возникающих острых экологических проблем на территории. Оценка экологических и социальных последствий альтернативных программ, их вариантов проводится с учетом современного состояния природных комплексов, социально-экономических условий, целевых показателей социально-экономического развития. Анализ выполняется на качественном уровне с применением балльных экспертных оценок. • Сравнение альтернативных сценариев и выбор оптимальных. • Корректировка территориального плана развития Камчатского края на основе выбранных моделей развития. • Определение путей уменьшения негативного воздействия (компенсационные меры, природоохранные мероприятия и др.). • Разработка предложений по развитию региональной системы экологического и социального мониторинга и ее адаптации к задачам СЭО и реализации Стратегии. • Разработка рекомендаций по совершенствованию нормативно-правовой базы. • Разработка рекомендаций по дальнейшей детализации анализа (восполнению существующих пробелов в информации, использовании углубленного количественного анализа применительно к отдельным компонентам Стратегии и др.), корректировке СЭО в случае принятия новых решений, созданию постоянно действующих механизмов СЭО в Камчатском крае. • Разработка рекомендаций по кадровому обеспечению реализации Стратегии. • Подготовка проекта отчета по результатам проведения СЭО. • Независимая, в т.ч. общественная, оценка качества полученных результатов. • Подготовка заключительного отчета по СЭО. 3. Информирование и влияние на принятие решений • Обеспечить доступ к промежуточным и окончательным результатам СЭО для заинтересованных сторон. • Организовать диалог между заинтересованными сторонами по результатам СЭО и дать рекомендации Правительству Камчатского края для принятия решений с учетом результатов оценки и обсуждений. • Обосновать в письменной форме выбор, который был сделан в рамках принятой в итоге программы социально-экономического развития; • Обеспечить информирование общества о проведении СЭО на регулярной и системной основе. Результат СЭО Результатом СЭО станет Отчет о стратегической экологической оценке, включающий Территориальный план развития Камчатского края. На основе Отчета также разрабатывается резюме, содержащее основные положения и выводы для расширенного общественного обсуждения. Публикация результатов СЭО Результаты СЭО должны быть защищены авторским правом. Раскрытие информации проходит поэтапно в течение всего процесса СЭО в соответствии с утвержденным графиком и только после согласования заинтересованными сторонами.